Опубликовано: Май 1, 2009

 

Русский сезон у Кардена

В преддверии 100-летия начала первого оперно-балетного сезона Сергея Дягилева в Париже (19 мая) престижная сцена Театра Пьера Кардена стала местом для оказания артистических почестей этому великому деятелю мировой культуры, прославившему русское искусство за рубежом и ставшему символом его революционного обновления.

Юбилейный вечер, который организовали Stella Art International и Комитет Дягилева при поддержке Российского центра науки и культуры в Париже, собрал многочисленную и многоликую публику, среди которой были посол РФ при ЮНЕСКО Элеонора Митрофанова и гостеприимный Пьер Карден.

В уютном фойе театра царил артистический дух Дягилева и героев его исторических сезонов. Поэтические полотна известного художника Георгия Шишкина, посвященные Русскому балету, Нижинскому, Лифарю, Шаляпину, «Петрушке», «Шехерезаде» и «Жар-птице», создавали взволнованно живописную атмосферу. В балетную атмосферу погружали зрителей рисунки Мари де Марко и Роксаны Габи, а также платья с декоративными росписями Ларисы Нури.

В качестве увертюры к гала-концерту на экране предстала ретроспектива жизни и творчества Дягилева – хронологический монтаж диапозитивов под содержательный текст, который проникновенно прочитали на русском и французском языках Наталия Фуфачева и Никита Круглый-Энке.

Представление открыл балет «Поиск»: его поставила Этери Пагава в честь Лифаря на музыку Барбера. В 15 лет ставшая звездой Балета Ролана Пети, затем труппы Маркиза де Куэваса, она танцевала главные партии в балетах Лифаря, Нижинского, Мясина и Баланчина. Создав собственную труппу и став хореографам, Пагава развивает их стиль и лексику. Три солиста ее труппы – Анна Пинто, Михаил Аваков и Джей Йе – исполнили «Поиск», сочиненный в неоклассическом стиле Лифаря, впечатляя графикой и динамикой символических жестов.

Затем предстал балет «Нижинский» (2000), поставленный на музыку Рахманинова и свое либретто Михаилом Лавровским. Народный артист СССР, лауреат многих премий, ныне балетмейстер Большого театра создал на его сцене уникальную галерею романтико-героических образов и ряд интересных балетов, возглавлял балетные труппы в Тбилиси и Москве, работал в разных странах. Мне довелось видеть дюжину постановок, посвященных трагической судьбе Нижинского – легендарного танцовщика и хореографа, закончившего жизнь в психиатрической больнице. Не скрою, мне казалось, что нельзя превзойти два спектакля, созданные на эту тему М. Бежаром для Х. Донна – гениального интерпретатора образа Нижинского. Но то, что сочинил М. Лавровский, меня всецело захватило и ошеломило: балет пронзает драматической силой, убийственной правдой и хрупкостью артистической души Нижинского, которого феноменально воплотил Денис Медведев – талантливый солист Большого театра.

На темной сцене под литературный текст возникают, словно призраки, протагонисты, борющиеся за обладание душой и телом Нижинского – жена Ромола и его импресарио Дягилев. С первыми фразами музыки на черной скамейке оживает комок тела героя, затянутого в белую смирительную рубашку. Санитары-надсмотрщики ее развязывают, и на сцену вываливается полуобнаженный безумный Нижинский.

Надев балетные туфли, он вновь чувствует себя Богом танца: в мучительных движениях проскальзывают его любимые па и жесты, напоминая Фавна, Петрушку, Голубого Бога. Они зримо предстают на знаменитых афишах, но на глазах Нижинского их безжалостно разрывают. Психологическую драму артиста обостряют конфликты Ромолы и Дягилева. В их жестокой схватке жертвой становится Нижинский. В финальной сцене на него надевают смирительную рубашку, Ромула и Дягилев затягивают рукава, удушающие героя, и его бездыханное тело санитары тащат в бесконечную темноту. В эпилоге на заднике-экране появляется фотография Нижинского в роли Альберта в балете «Жизель», перед которой под траурную музыку Дягилев и Ромола замирают в вечном поклоне.

Эти роли экспрессивно и убедительно исполнили М. Лавровский и Анна Нахапетова, балерина Большого театра. Д. Медведев всех заворожил магией воздушного танца и красотой чувственного тела, но прежде всего вдохновенным и утонченным выражением психологической сути героя. Широко отрытые глаза и лицо Дениса излучали то огромное внутреннее пламя жизни, которое ослепляло современников Нижинского и вознесло его на вершину исторической славы, но в итоге сожгло его разум и душу. Сыграть столь сложную трагическую судьбу невозможно, ее можно только одержимо и страстно прожить. Именно это и удалось осуществить Денису: всего за треть часа он сумел передать всю духовную боль и катастрофу Нижинского, за что и получил восторженные овации публики!

После такого артистического шока трудно смотреть что-то иное, но после антракта предстала вокально-музыкальная программа: на фоне экрана с проекцией кустодиевского портрета Шаляпина разместился Балалаечный оркестр Святого Георгия. Под руководством его основателя Пети Жаке-Приткова музыканты слаженно и задушевно играли русские народные мелодии и аккомпанировали Григорию Карасеву, басу Мариинского театра. Статный певец, в репертуаре которого более 30 оперных партий, исполнил романсы и песни шаляпинского репертуара, пленяя стилем и тембровой красотой, но разочаровывая вялостью вокала.

На финальных поклонах участников программы состоялся сюрприз: Игорь Махаев, директор Российского культурного благотворительного фонда «Дом Дягилева», вручил Стелле Калининой, вице-президенту Stella Art International, почетный диплом за организацию и проведение первого гала-концерта в честь Русского балета. Публика отпраздновала это событие на коктейле, а на память о вечере у Пьера Кардена желающие могли приобрести хорошо изданные буклеты, украшенные эскизами Л. Бакста.

Виктор Игнатов («Русская мысль» )